Постоянные читатели

четверг, 16 февраля 2012 г.

Поржать таки, с "Ликвидации"

Картина маслом!Все свободны!

- Как же мы пойдем теперя?
- Так! Не быстро!

- Дава, я извиняюсь, но ты таки, босяк. Некому задницу надрать, пять пистолетов - не пачка папирос, они таки стреляют. Ну ты же не окно в женской бане – зачем в тебе дырка?

- Так он с детства такие номера откалывал. На Пересыпи как-то раз три некрасивых пацана привстали на дороге как шлагбаумы, повытягали из карманов перья, кастеты и сами такие смелые стоят с понтом на мордах сделать нам нехорошо. Так Дава ни разу не подумав, пожал им с ходу челюсть. Они от такого “здрастье” пообронили свой металлолом, схватили ноги в руки и до хаты - набрать еще пять-шесть солистов до ансамбля. Так надо ж бежать. Так нет, он встал столбом и м…м…м… Так что доктор слыхать?
- Фима, закрой рот с той стороны, дай доктору спокойно сделать себе мнение.
- Мне не мешает.
- Вот видели – интеллигентный человек.

- А если б он признал тебя, да дырку в тебе сделал, не для ордена, а так, для сквозняка.

- Сеня, друг, не дай бог конечно. Шо ты мне истерику мастериришь. Посмотри вокруг и трезво содрогнись. Ты уже наговориол на вышку. Теперь тяни на пролетарское снисхождение суда. Мудрое, но несговорчивое.

- Сёма, верни награбленное в мозолистые руки, тебе же с них еще кушать, сам подумай.

- А пока не делай мне нервы, их есть еще, где испортить.

- Мне бы огоньку?
- Ага, и два ковша борщу!!!

- И шо мне делать?
- Не знаю! Не расчесывай мне нервы!

- Что значит мало? Сара тоже кричала: «Мало!», потом нянчила семерых бандитов, не считая девочек! Я имею кое-что сказать.

- Ищем до здрасьте тех уродов, шо подумали, они умнее нас.

-Режь! Делай маму сиротой! Не ищи ножики, я их убрала!

- Вот уважаем Вас, но тьфу Вам под ноги за Ваше каменное сердце!

Эмик
-Мама, я забыл немного денег!
-Мама! Я зарэжу сибе ножиком!
-Мама, вы не знаете шикарной жизни!
-Мама, он проснулся и не хочет!
-Мама, почему я такой нерукий?
-Шо вы кричите, мама, я понимаю слов!
-Мама, вы родили идиота!

- Не тяни кота за все подробности!

Кречетов: Давид, вставай!
Гоцман: Шо там?
Кречетов: Ничего, тебя убили…
Гоцман: Та ты шо? И що насмерть?

— Я нет-нет, а думаю, может я неправильно жил, надо ж брать деньги у богатых и давать их бедным, а таким как ты давать по морде, шоб у мире была красота и гармония. Так шо ты мне скажешь за ту бумажку, Родя?

— Нет, девушка, на сироту Вы не похожи. Ну с голоса же слышно, что Вы красавица, каких не видно.

— Шо ты мне тут обезьяну делаешь?!!!.

Тётя Песя: Добрейшего утречка, Фима!
Фима: И Вам доброго!
Тётя Песя: А где у нас случилось?
Фима: Пара незаметных пустяков… Вам шо-то захотелось, мадам Шунгис?
Тётя Песя: Немножечко щепотку соли. Эммик, такое счастье, надыбал глосика!
Фима: Скажите пожалуйста! «Два Больших Расстройства» надыбал глосика?
Тётя Песя: Таки да.
Фима: Целого или одни плавнички?
Тётя Песя: Виляет хвостом как скаженый!
Фима: Так надо жарить. При такой густой жаре глосик долго не выдержит.
Тётя Песя: А я за что? Так Эммик ухнул пачку соли в помойнэ ведро!
Фима: А шо, если помои посолить, они будут лучше пахнуть?
Тётя Песя: Ой, я Вас умоляю, Фима, Вы же знаете за Эммика. Он если не сломает, то уронит, и как раз таки не помимо пальца, а на самый ноготь!